Художественный фильм - "ЖЕНЩИНЫ" /1965 г./



"- Вот как современную жизнь перестроить, чтобы это безобразие прекратить, чтобы исключительно на одних бабах не выезжали?!" - восклицает за праздничным столом одна из героинь фильма. И хоть говорится это в шутку, есть в этих словах и горькая правда.

Все героини фильма Павла Любимова - женщины, оставшиеся после войны в горьком большинстве ("У тебя отца война съела, у меня мужа…").

Фильм, снятый в 1965 году по мотивам рассказа И. Велембовской, - мелодрама из трёх сентиментальных новелл, рассказывающих о жизни трех одиноких женщин, прошедших столь типичный для советских тружениц путь, на котором были радости и горести, надежды и разочарования, и, конечно, любовь, которая отнюдь не всегда бывает счастливой и безоблачной. И, как всегда бывает в жизни, кого-то она согнула, а кто-то не сдался и вышел победителем...

Истории, рассказанные в фильме, столь обыкновенны, что, казалось бы, нет в них ничего такого, что могло бы приковать к экрану внимание зрителей.

Но в том-то как раз и весь секрет, что лучшие актрисы послевоенного отечественного кино Н. Сазонова, И. Макарова, Н. Федосова, В. Владимирова и вместе с ними совсем юные Галина Яцкина и Виталий Соломин, кажется, не играют, а рассказывают зрителям, сидящим в зале, о них самих, об их судьбах, об их характерах, об их ошибках и промахах.

Героини фильма столь узнаваемы и столь красивы, каждая по-своему, что и площадкой, на которой развиваются драматические события фильма, должен был стать город обычный, похожий на все русские города и одновременно неповторимо красивый.

Таким городом стал для режиссера Ярославль.

Здесь все узнаваемо: и дебаркадер, что у подножия Мякушкинского спуска к Волге, и панорама Коровницкой слободы, и танцплощадка на волжском берегу, и Дом одежды, где покупает героиня Инны Макаровой свое первое городское пальто, и стены Спасского монастыря, в бойницы которого заглядывает юная Дуся ("А ты знаешь, какой это древний город!"), и, конечно, Волжская набережная ("- Видочек отсюда замечательный, глаз не оторвешь! - Я отсюда мужа на фронт провожала…").

Что и говорить, почти за полвека, прошедшие с момента съемок картины, Ярославль изменился. Нет уже тех деревянных лестниц, что вели к пристаням, нет уже и тех пристаней, если не считать той, что превращена в современную гостиницу и модный ресторан… Изменилась и наша жизнь.

И все же, когда смотришь эту старую черно-белую ленту, нет-нет да и узнаешь своих современниц и в мудрой, много повидавшей Кате, и в одинокой, так до конца и не сумевшей встроиться в городскую жизнь Дусе, и в юной красавице Але, так верящей в счастье.

Потому и не стареют такие фильмы, потому и звучит почти полвека бессмертная музыка Яна Френкеля, и кажется, как и прежде, "кружится, кружится пестрый лесок, кружится, кружится старый вальсок, старый, забытый, старый, забытый вальсок...".