"ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ" /1973 г./



" - Вот вы говорите, царь, царь... А вы думаете, Марья Васильевна, нам, царям, легко? Да ничего подобного! Обывательские разговорчики. У всех трудящихся два выходных дня в неделю. Мы цари работаем без выходных. Рабочий день у нас ненормированный". Так жаловался на свою участь царице "исполняющий обязанности царя" управдом Бунша. Думается, то же самое мог сказать про себя и выдающийся кинорежиссер Леонид Гайдай, снявший в 1973 г. художественный фильм "Иван Васильевич меняет профессию".

В 70-е годы Гайдай уже снискал славу лучшего комедийного режиссера: за плечами были и "Операция Ы" и "Кавказская пленница". Теперь он мечтал поставить серьезный, драматический фильм. Его выбор пал на пьесу "Бег" М. А. Булгакова, но Госкино вернуло на место "размечтавшегося" режиссера. Союзу нужны комедии, и не дело комедиографа снимать драматическое кино. И Гайдай вернулся к комедии.

Режиссер взял пьесу Булгакова "Иван Васильевич" (1935), добавил к ней сюжет из другой булгаковской пьесы "Блаженство. Сон инженера Рейна" (1934), собрал блистательный актерский состав (Ю. Яковлев, А. Демьяненко, Н. Селезнева, В. Этуш, С. Филиппов, С. Крамаров, М. Пуговкин, Н. Крачковская) и снял фильм, любовь зрителя к которому не ослабевает уже почти сорок лет.

Гайдай внес временные поправки, перенеся действие из 30-х в 70-е годы. К примеру, патефон, упоминавшийся в пьесе, был изменён на магнитофон, коверкотовое пальто - на замшевую куртку, а в самой машине времени используются транзисторы. Место булгаковского героя Коки Тимофеева занял в фильме повзрослевший герой из ранних гайдаевских комедий Шурик. Именно по воле этого изобретателя и попадают герои фильма из Москвы 70-х годов ХХ века в Москву XVI столетия.

Однако снять в современной столице пейзажи четырехсотлетней давности оказалось невозможным, и съемочная группа отправилась в Ярославскую область, тем более что и сам Иоанн Грозный неоднократно навещал Ярославль. Он нередко бывал в Спасо-Преображенском монастыре, от него монастырь получал многочисленные дары, по его заказу московскими и ярославскими мастерами в 1563 - 1564 годах был расписан главный собор монастыря (эта роспись хорошо сохранилась до наших дней).

Роль Москвы XVI века "сыграл" в фильме Гайдая Ростов Великий. Именно по лабиринтам переходов Ростовского кремля убегают от взбунтовавшегося царского войска Жорж Милославский и Иван Васильевич Бунша, из Святых кремлевских ворот отправляются ратники Ивана Грозного изгонять Крымского хана (собаку!) с Изюмского шляха, с Ростовской звонницы доносятся колокольные звоны, в которых отчетливо слышится то "Чижик-пыжик", то позывные радиостанции "Маяк".

Говорят, что во время съемок в Ростовском кремле находилась группа иностранных туристов. Вдруг мимо них промчались всадники в кафтанах и с бердышами в руках. Среди туристов оказались старички из русских эмигрантов первой волны. По-русски понимали, и поэтому, когда всклокоченный стрелец заорал: "Живьем брать демонов!", - один старичок схватился за сердце и прошептал: "Боже, неужели опять революция?!"

По окончании съемок работники Ростовского музея упросили режиссера подарить им два красных кафтана и два бердыша и стали встречать гостей в образах царских стрельцов.

А теперь и у туристов появилась возможность примерить "царские шмотки", чтобы сфотографироваться, хотя на царя они похожи, как правило, еще меньше, чем Иван Васильевич Бунша. Так и хочется сказать: "Ой, не похож, ой, халтура! Дай хоть зубы подвяжу что ли, несчастье мое".